«Я впервые худела не для кого-то, а для себя!»

«Я впервые худела не для кого-то, а для себя!»
«Я впервые худела не для кого-то, а для себя!»

Cемейные байки гласят, что в детстве я плохо ела и дедушка меня «спасал»: делал вкуснейшие много­этажные бутерброды. А я себя помню пухлой, упитанной, толстой. В школе у меня было постоянное освобождение от физкультуры.

Мне повезло, меня не дразнили. Наверное, благодаря характеру — я всегда была общительной, заводилой. Но я никогда не знала, каково это — быть стройной. Сейчас в 42 года я вешу столько, сколько весила в десятом классе, — 75 кг при росте 168.

Обоих детей я выносила и родила при весе в 120 кг. Избавиться от лишнего веса пыталась всю жизнь, перепробовала похудение по группе крови, таблетки, чаи. Подсела на одну модную систему и за год скинула 41 кг: от 126 добралась до отметки 85.

Но я делала это не для себя, а словно со стороны смотрела на себя чужими глазами. Прошел год, и я подумала, что если буду и дальше питаться по этой системе, то продолжу сбрасывать еще, а мне вроде достаточно. И тут случился «едаголизм».

Я открывала холодильник в любое время суток и ела, не задумываясь, полезно это или вредно. Закончив, я начинала себя корить и стыдить. А на следующий день все повторялось. Сначала я отметила, что «опять набрала».

Потом купила одежду на два размера больше, потом — на три. Потом перестала взвешиваться. Потом фотографироваться. За два года я вернула все, что скинула. Так продолжалось, пока мы не поехали с семьей в отпуск в Москву. Это было три года назад.

Помня свой прошлый опыт, я признала, что мне нужен контролер, поводырь — сама не справлюсь

Пошли гулять в Парк Горького, и я не смогла подняться на бордюр. Через несколько дней на даче в Подмосковье я не сумела наклониться и руками вымыть пол (в Хургаде у меня домработница).

Я прекрасно понимала, что очень толстая — 131 кг, и что возраст прибавляется и это все закончится или диабетом, или еще какой-нибудь не менее серьезной болезнью. И что пора посмотреть в зеркало и правде в глаза. Все эти пазлы в одночасье сложились в голове в одну удручающую и отрезвляющую картину, и произошел щелчок.

Помня свой прошлый опыт, я признала, что мне нужен контролер, поводырь — сама не справлюсь. Это должен быть посторонний человек, который не будет меня жалеть и делать скидок на мой характер и настроение, как родные или друзья.

И тут случайно в Фейсбуке увидела публикации одного диетолога. Я внимательно читала, что он пишет на своей странице, потом узнала, что он берет клиентов под индивидуальное наблюдение: первые два месяца сопровождает ежедневно, а потом раз в неделю мы общаемся до достижения результата.

Найти истинную потребность 

Почему даже после самого чудесного курса похудения избыточный вес возвращается, объясняет психо­аналитический терапевт Илья Суслов:

«Диета» на греческом означает «образ жизни», то есть временной быть не может по определению. Тот, кто осознает, что лишний вес ему мешает, может похудеть на время, но вряд ли ему удастся кардинально поменять свой режим питания, пока он не найдет первоисточник тяги к еде. Причины могут быть разные, например непрожитое горевание, или некогда сделанный аборт, или награда за тяжелый труд, или тревога и стресс.

Для младенца процесс кормления — акт всепоглощающей любви и безопасности. И когда мы, будучи взрослыми, теряем это ощущение, то начинаем искать ему замену. Доступнее всего — еда. Если мы научимся давать себе любовь иначе, если осознаем свою настоящую потребность и сможем ее удовлетворить непосредственным образом, то и с лишним весом не придется бороться — его просто не будет».

Я начала с ним работать. Это была не просто диета, а целая психологическая система, включающая питание и изучение себя, в ней учитывались все нюансы процесса, в том числе и плановые срывы, когда раз в две-три «зеленые» правильные недели предписывалось устроить легальный красный день календаря и поесть чего-то вкусного и запрещенного — без чувства вины и стыда.

Это было обучение новому взгляду на еду, ее смысл, состав и действие продуктов на мой организм. Мне рекомендовали вставать на весы не ежедневно, а только раз в неделю в один и тот же день. Я начала планировать рацион на несколько приемов пищи вперед, и это очень спасало от спонтанного поедания всего, что попадалось на глаза.

Диетолог все объяснял мне на языке бизнеса, который мне близок и понятен — у меня свое турагентство. Например, сравнивал внеплановые срывы с пеней по кредиту. Я не вела дневник питания и не считала калории — я просто слушала тело и эмоции.

Однажды я почувствовала, что вот-вот сорвусь, что я безумно хочу съесть что-то сладкое — и много. Я написала куратору. Он спросил: «Что у вас случилось? Ищите причину». Я задумалась и поняла, что у меня сильный стресс на работе.

И желание его заесть растаяло — достаточно было стакана воды. Постепенно я стала проверять себя: вот сейчас мечтаю о тортике — что я хочу заесть? Какие чувства, неприятные события собираюсь заглушить едой?

Те, кто утверждает, что худеть легко, нужно только захотеть, иметь сильную мотивацию, просто врут. И не легко, и не просто, и волком иногда хочется выть и послать всех к черту, и вокруг все раздражают, когда едят, что хотят, а ты сидишь и делаешь осознанный выбор.

Но меня всегда поддерживал муж. Он недавно достал мои старые фотографии и говорит: «Ты такая была? Я не помню!» Он принимал меня любую. Чего не скажешь о других, иногда совсем чужих, но бесцеремонных, едва знакомых людях.

На этот раз я взяла зарок не выкладывать свои фото до того момента, как сочту, что готова. Поэтому что на этот раз процесс избавления от лишнего веса был очень личным и глубоким, я не собиралась ни с кем делиться переживаниями.

Я хотела пройти это сама, для себя, не для публики и обсуждений. Восемь месяцев не выходила на публичные мероприятия, местные праздники и жила по строгому распорядку. Каждое утро муж отвозил меня на пляж, и я час плавала до острова и обратно.

Год после этого не могла видеть море — меня тошнило от него. Настал день, когда я смогла втянуть живот, сесть нога на ногу — те, у кого вес до 110 кг, никогда не поймут моей радости, новых возможностей. Но я изменилась не только внешне.

У меня «щелкнуло» только к 40 годам, значит, так и должно было случиться

Говорят, толстые люди добрые. Это правда: раньше я бросалась помогать и делать за людей их работу по первому зову. А похудев, научилась говорить «нет» и стала жестче. Потому что я была жесткой по отношению к себе все это время и хочу видеть самодисциплину и у других. Нужно любить себя, и теперь я слушаю свои желания и чувства.

Сейчас привыкаю жить в новом весе. До сих пор в магазине вместо 48 размера сначала по привычке беру XXL.

Не зря ведь говорят: не так трудно сбросить вес, как удержать результат. Я на поддержке год. У меня все еще есть несколько лишних килограммов, но не за счет жира, а из-за кожи, которая осталась после снижения веса, несмотря на массажи, спорт, всевозможные кремы и мази.

Мама говорит: «Вот бы тебе похудеть так 10 лет назад», но я считаю, не надо корить себя, мол, сколько лет потеряла. Видимо, было не время, не место, не та психологическая готовность. У меня «щелкнуло» только к 40 годам, значит, так и должно было случиться.

Похожие статьи
Комментарии - Всего 0
Оставить комментарий


Книги
х