«Отцы и дети»: Базаров и его отложенный подростковый бунт

«Отцы и дети»: Базаров и его отложенный подростковый бунт
«Отцы и дети»: Базаров и его отложенный подростковый бунт

Почему Базаров так небрежно обращается со своей жизнью?

К трагическому концу (будучи медиком, Евгений Базаров заражается на вскрытии умершего от холеры мужика) нашего героя приводят жесткие взгляды. Они создают у молодого человека иллюзию контроля над ситуацией, миром и самим собой.

Базаров — реалист, сражающийся с любыми проявлениями идеализма. Он с подростковой самонадеянностью отрицает все субъективное (а вместе с ним и человеческое) в противовес объективному и познаваемому. В результате ему отказывает элементарная тревога — всем присущее переживание перед лицом неизвестного, непредсказуемого. Его стройные убеждения натуралиста и реалиста подвергаются атаке при встрече с тем, что рано или поздно всегда появляется в нашей жизни, — с любовью и смертью.

Презирающий «аристократишек» Базаров влюбляется в богатую помещицу Одинцову. И получает отказ. Любовь часто разрушает наши наивные попытки контроля: мы не управляем ни чувствами другого, ни своими собственными в полной мере. А смерть напоминает нам о бессилии, непредсказуемости и неизбежности. Не прижигая вовремя опасный порез, Базаров бросает смерти вызов (у героев иногда бывает мнимое ощущение собственного всесилия и бессмертия) и проигрывает. Но его поступок можно рассматривать и как бессознательное самоубийство.

Базаров обречен — как и все жесткое, не способное вобрать многозначность и противоречивость мира

Тревога — наш естественный регулятор, который предупреждает об опасности и заставляет искать помощи вовне или внутри себя. Вероятно, для Базарова было бы слишком человечным начать беспокоиться и признать: «Я могу не справиться с инфекцией». Его внутренний героический сценарий требовал скорее гибели, нежели переживания по поводу своей возможной смертности.

Протестная героика была, возможно, своеобразным отложенным подростковым бунтом против идеалистичной или мещанской жизни поколения «отцов».

Но прогрессивное может погибнуть в зачатке, если оно полностью отвергает консервативное: давно живущее, действующее, проверенное временем, как тот самый адский камень, которым прижигали рану в те времена.

Что было бы, если бы Базаров не погиб?

Ему пришлось бы прожить жизнь, в какой-то момент перейдя в ранг «отцов», чьи представления и ценности будут сметены новым поколением, которое отвергнет все, что нажито отцами. А Базаров не из тех, кто может признать возможность переработки опыта предыдущих поколений и включения его в то новое, которое неизбежно приносит будущее. Поэтому Базаров обречен — как и все жесткое, не способное вобрать многозначность и противоречивость мира.

Похожие статьи
Комментарии - Всего 0
Loading...
Оставить комментарий


Книги
х