Как книги помогают укрепить связь с ребенком

Как книги помогают укрепить связь с ребенком
Как книги помогают укрепить связь с ребенком

Моему сыну девять лет, и на днях я задумалась о том, что совместное чтение по мере взросления ребятенка обросло новоиспеченными резонами.

В раннем малолетстве книжки были способом весело и небесполезно проложить времена с малышом. Капельный детище век очень занят. Он изучает свойства штук, и это занятость 24/7 с интервалами на видение. Вначале детище видит книгу будто предмет, заключающийся из одинаковых пластичных деталей, поэтому он не слушает, не дослушивает — перелистывает страницы, гнет во все стороны обложку. Добывает ценную для себя информацию. Впоследствии дозревает до способности увидеть рисунок и соотнести образ с мамиными словами.

Я помню, будто мы постигали природу штук: это нарисован мячик — он круглый, не тонет в речке; ага, на полу твой мячик — и вот в книжке тоже мячик, это картинка, изображение. Чтение на ночь выполняло убаюкивающую функцию, смысл владели не столько вещица, какое я декламировала, сколько мой мерный голос, мое наличие, моя готовность присутствовать во времена перехода из яви в видение.

Обсуждая книжки, мы передаем ребенку наши ценности

А с девятилетним ребятенком чтение становится очень абсолютным, осмысленным процессом. Обсуждая книжки, мы передаем ребенку наши ценности. Книжка А. Волкова «Огненный господь Марранов» послужила предлогом к нескольким тары-бары-раста-барам о власти, о диктатуре и демократии, о тирании и современной политике. Детище неожиданно дорос, а у меня есть что рассказать на этот счет.

Мы с сыном все важнее выведаем дружок дружка, делясь соображениями по поводу проглоченного. Я задаю ему вопросы — капельку, один-два за главу; чтение, безусловно же, не надлежит превращаться в испытание. Я интересуюсь его воззрением: «Будто ты считаешь, зачем герои зачислились так-то и так-то?Будто думаешь, к чему это приведет?»

Я объясняю маловразумительные слова, тоже нечасто, и если семилетний детище значениями неизвестных слов нисколько не интересовался, то девятилетний временами спрашивает сам: «Что таковое ливрея?Будто выглядит паланкин?» Поскольку я читаю с айпада, я показываю ему картинки или краткие видео с YouTube — о том, будто работает ткацкий станок или капкан, например.

Книжка создает территорию покоя и безопасности, где детище может поделиться насущным

Заключительные пару глав за вечер я читаю сыну, утилитарны не отвлекаясь на вопросы или пояснения. Непрерывное повествование ведет к тому, что интеллект ребятенка успокаивается, а фантазия рисует и достраивает образы из книжки, с какими он и засыпает. Наши чтения становятся все дольше, и я заприметила, что ни он, ни я давненько не пытаемся заменить их мультиками или аудиокнигами.

Настолько я дошла до очевидной, в всеобщем, мысли, что книжка на ночь — это способ укрепить привязанность. Укрепить, восстановить, залатать прорехи, взявшиеся в ней за день. Книжка создает среду, в коей прорастают ниточки контакта от меня к ребенку и, что ценно, от ребятенка ко мне.

Книжка создает территорию покоя и безопасности, где детище может поделиться насущным или рассказать о какой-то давнишней затаенной обиде. А родитель в ответ расскажет о чем-то величавом для него самого. А если нет вожделения говорить всерьез, то кто нам мешает болтать глупости, смешить дружок дружка или попросту читать в мгле, жестко зная, что иной будет на расстоянии разинутой книжки и ты век можешь спросить у него: «Ну будто тебе эта история?»

Об авторе

Маша Рупасова — младенческий поэт, чьи стихи заставляют заливаться даже взрослых. Автор книжек «Сказки о Царе Колбаске», «Кисельные берега», «Пишет баба зима» и новоиспеченной научно-популярной книжки для ребятенков «Генезис человека», написанной в соавторстве с антропологом Станиславом Дробышевским.

Похожие статьи
Комментарии - Всего 0
Loading...
Оставить комментарий


Книги
х