Чего хотят женщины, (не) делая макияж?

Чего хотят женщины, (не) делая макияж?
Чего хотят женщины, (не) делая макияж?

Для российских баб косметика — утилитарны предмет первой надобности. По настоящим исследовательской братии «Комкон», большинство готовы отказаться от нее лишь в случае, если денег перестанет хватать на еду.

Почитается, что баба тратит на косметику образцово 12% своего ежемесячного дохода. Каких круглее мы пытаемся достичь, привязчиво выбирая косметические оружия?И может ли самая дорогая или самая верно подвернутая косметика сделать жизнь важнее, приблизить нас к гармонии с собой?

Самая привлекательная

По настоящим социологических опросов, большинство баб употребляют косметикой в первую очередь для того, чтобы привлечь внимание дядек. Будто показали изыскания, проложенные бражкой TSC для Clinique, 77% россиянок говорят о том, что взгляд дядек играет решающее резон в взаимоотношении итого, что дотрагивается их наружности. По настоящим The Segmentation для Clinique, в США и Великобритании настолько же откликнулись близ 50% баб.

«В частных беседах многие мужчины также сознаются, что им нравятся женщины с макияжем, в великолепной, подчеркнуто женственной одеже, — комментирует гештальт-терапевт Ольга Долгополова. — Среди европейцев и американцев большее резон играют личностные качества: в ответ на вопрос «Какие женщины вам нравятся?» капля кому придет в голову вывести на начальный план будто ценность собственно наружные настоящие. Это по меньшей мере несовременно».

Таковое касательство к своей наружности в найденной мере связано с демографической ситуацией: когда сложно найти себе пару, макияж становится для женщины одним из оружий обратить на себя внимание. Вероятно, также и поэтому в провинции, в небольших городах и поселках женщины влекутся использовать более яркий макияж и одежду, беспрерывно выглядеть, что зовется, расфуфырено.

«Привлечение сексуального партнера — одна из самых сильных мотиваций нашего поведения, — рассказывает Ольга Долгополова. — Эта потребность связана с сохранением жизни, возможностью продолжить собственный род».

Временами касательство к косметике близится к подвластности: баба живет с ощущением, что без макияжа она недостаточно важна

«Самые деятельные потребительницы оружий макияжа в России — женщины от 20 до 34 лет, — комментирует Анна Дычева-Смирнова. — Однако они почитай полностью перестают употреблять косметикой образцово к 60 годам. А, например, среди американок уровень расходов на косметику остается неизменным до 55 лет, ага и после 60 они продолжают ее использовать».

Тем не менее у нас молодые женщины в круглом употребляют макияжем гораздо деятельнее, чем, выговорим, в Европе или Америке.

«В нашей стороне быть не замужем или без пары — нередко значит в глазах коллективного воззрения быть бабой неуспешной, — объясняет Ольга Долгополова. — И чем отдаленнее от столицы, тем более приметна эта тенденция». Во многом она связана с отсутствием социальной защищенности. В большинстве развитых местностей баб(их здоровье, лева)оберегает закон. Держава также поддерживает тех, у кого родился детище, и в итоге большинство из них могут самостоятельно без участия мужчины обеспечить себя.

Важна ли я без макияжа?

«Без макияжа чувствую себя словно нагая, — сознается 41-летняя Наталья. — Ввек не выхожу на улицу без косметики».

«Для меня это была взаправдашняя проблема, когда мы жительствовали месяц в палатках у моря, — не могу без макияжа!— рассказывает 22-летняя Елизавета. — Когда море смывает косметику, мне будто, у меня нет ни глаз, ни губ, ни бровей. Первое, что сделала, когда вернулись в город, — перманентный тату-макияж, чтобы век быть во всеоружии».

Временами таковое касательство к косметике близится к подвластности: баба живет с ощущением, что без макияжа она недостаточно важна.

Ольга Долгополова комментирует: «Кое-какие уверены в том, что, прежде чем показаться на бельма партнеру, выговорим, поутру, после сна, надобно ввергнуть в распорядок лик. Что баба должна оставаться для мужчины неизменно великолепной, век ухоженной, безупречной. Казалось бы, что ахового в этом намерении?На самом деле за таковским подходом к себе кроется невысокая самооценка, неспособность принять себя, убежденность в том, что «ни в коем случае невозможно показать себя подобный, какая я есть на самом деле, потому что подобный я нравиться не могу».

Резон личины

Итак, женщины «делают лицо», прежде чем показать себя миру, создают образы и надевают их на себя — «роковая», «куколка», «лолита» — или делают макияж, образовывающий впечатление... отсутствия макияжа. Эти образы меняются в соответствии с модой и тем, какую роль в социуме в взаправдашний момент баба намерена играть. Это своего рода послания, прущие социальный резон, — будто кастовые знаки «бинди» на лбу индийских баб или нарисованные мушки на дамских лицах и шеях во времена Помпадур.

«Это будто бы не вполне я, а некий легальный образ меня — подобный, какой я предъявляю себя миру, — поясняет Ольга Долгополова. — То, что могут видеть и обсуждать иные, — итого лишь мой образ, на самом деле безвестно, какая я в реальности. Это способ увеличить личную дистанцию, чувствовать себя более защищенной, неоголенной и неранимой. А без личины «я открываюсь лишь тем, кому доверяю». В этом есть очень древний, обереговый резон раскраски рыла — защита, маска».

Без оглядки на других 

Будто, что супермодели, голливудские актрисы и прочие орудующие рыла глянцевой реальности особым образом влияют на разум баб, буквально заставляя их влечься к найденным манерам красоты и побуждая покупать косметику. Однако социологи доказали, что большинство баб вовсе не столь внушаемы. В ходе опроса, проложенного The Segmentation для Clinique, 10 000 баб из 12 местностей мира выяснилось, что реклама с участием звезд не влияет на выбор и предпочтений, связанные с косметикой. Исключение составляют Индия и ЮАР. Алкая взгляд окружающих для большинства баб все-таки величаво.

Боевая раскраска

Настолько это привычное каждодневное действо — нанесение макияжа — приоткрывает собственный архетипический, впитанный с рождения резон.

«Раскраска рыла в примитивных сообществах — это атрибут боевых деяний, — рассказывает Ольга Долгополова. — Однако и в нашей жизни непрерывно происходит «битва полов», и макияж — один-одинехонек из обликов оружия».

Заприметим: в нашем амурном, романтическом лексиконе мы используем слова «покорить», «добиться», «пленить», «завоевать» — они отражают скрытую сторону взаимоотношений.

«В близких отношениях мы ощущаем собственно амбивалентные ощущения, — продолжает Ольга Долгополова. — Психотерапевт, классик психоаналитического течения Карен Хорни детально описывает эти феномены любви-ненависти. Возмужалый человек способен интегрировать внутри себя эти полярности: времена от времени я не люблю, раздражаюсь и даже ненавижу, однако это не значит, что взаимоотношения не удались или их пора завершать.

В гендерных отношениях очень величаво осознавать и принимать в себе изрядную долю амбивалентности, заниматься с ней обходиться социально приемлемыми способами. Наш макияж — это обольщающая раскраска. Она помогает «одержать победу», «выиграть» во взаимодействии полов».

Возвращение к себе

Выглядеть важнецки, чувствовать себя привлекательной, ощущать себя уверенно — собственно эти бонусы макияжа перечисляют женщины будто безусловные шаги на пути к счастью. Макияж позволяет повысить самооценку, считает американский визажист Бобби Браун, написавшая книгу «Эволюция красоты»(«Beauty Evolution», HarperCollins Publishers, 2005).

«Выглядеть важнейшим образом означает для меня три вещи: принять то, что мы не можем изменить, быть уверенным в себе и обладать кое-какими познаниями в взаимоотношении макияжа. А быть уверенным в себе — значит осознать, что в вас есть необычное, и не фокусироваться на том, что вам не нравится».

Визажист Эдуардо Феррейра из команды Бобби развивает эту идею: «Дозволителен, барышне не нравится ее нос. Она стоит перед зеркалом и говорит: «Мне не нравится мой нос». Она уже не в состоянии видеть ничего на своем мурле, кроме этого носа. Приходит к визажисту и просит научить ее, будто сделать его крохотнее(филиграннее). Нос — объект ее беспрерывного внимания — становится объектом внимания окружающих. А великолепные бельма или великолепно очерченные губы отходят на другой план».

Однако макияж может стать и оружием терапии для тех, кто влечется принять себя. Стоит лишь позволить себе увидеть то, что в нашей наружности нравится(нам)более итого. И, подходя к зеркалу, помнить об этом.

«Это поможет увидеть себя настоящую, — считает Эдуардо Феррейра. — Не подобный, будто десять лет назад, и не подобный, какой вы ввек не будете, однако собственно себя — в взаправдашний момент».

Здоровые ископаемые и минеральный макияж 

Один-одинехонек из мифов, связанных с декоративной косметикой, основан на том, что макияж вредоносен для кожи. Таковая точка зрения по меньшей мере несовременна: оружия макияжа становятся важнецкой защитой рыла(единой беспрерывно разинутой части тела)от агрессии внешней среды, вводя ультрафиолетовое излучение и безвозбранные радикалы. И оказывается, самые нейтральные, важнецки выносимые и натуральные оружия макияжа — это те древние красители, какие наши деды наносили на кожу в ритуальных целях: микронизированные(очень скрупулезно измельченные)минералы обладают натуральным солнцезащитным деянием, образцово равновеликим SPF15. Инертные минералы не поглощаются кожей, не вступают ни в какие реакции, что сводит к нулю риск аллергии и раздражения, и более того, препятствуют размножению бактерий — что делает вероятным использование минерального макияжа после хирургических вмешательств или при дерматологических проблемах.

Об этом

  • Роберт Джонс «Макияж — это попросту. Профессиональные секреты красоты»(Рипол-классик, 2006).
Похожие статьи
Комментарии - Всего 0
Loading...
Оставить комментарий


Книги
х