Кто у кого живет?

Кто у кого живет?
Кто у кого живет?

Основные идеи

  • Наметьте индивидуальные границы. Двум индивидуальным пространствам надобно найти способ существовать в одном всеобщем. Диалог — гарант жизнеспособности пары.
  • Не навязывайте свою личную историю. Нелегко почувствовать себя комфортно в доме, заселенном призраками былого своего партнера.
  • Проявляйте гибкость. «Справедливо» поделить территорию невозможно. Однако она эволюционирует — будто и взаимоотношения в чете.

«Mечтая о собственной семье, безмятежной близости совместной жизни, мы с блаженством предвкушаем момент, когда сможем говорить не «у меня», а «у нас дома». И нередко разочаровываемся, когда это «у нас» становится реальностью.

«Партнеры — не Адам и Ева, у которых в былом не было никого и ничего, — говорит психолог Люси Микаэлян. — Всякий из нас привносит в общую жизнь свою историю, собственный вещи — в прямом и переносном резоне. И когда один-одинехонек въезжает на территорию иного, неожиданно может возникнуть непонимание и даже раздражение». Можно ли этого избежать?

Мое или наше 

«Пространство, в каком живет чета, отражает бессознательную сторону ее взаимоотношений, — продолжает Люси Микаэлян. — Скрытые противоречия между партнерами дробно проявляются в облике повышенного внимания, какое один-одинехонек или оба придают территориальному вопросу».

Сами не осознавая того, они приравнивают владение плотским пространством к власти над психологическим пространством иного. И порой им нелегко разобраться в этом. Будто 28-летней Дарье, какая делится своими недавними переживаниями: «Мой бывший бойфренд — спортсмен. Мы встречались близ года, затем он переехал ко мне, в квартиру, которую я снимала несколько лет. Вскоре я стала с интеллекта сходить от множества тренажеров, какими он заполонил эту небольшую площадь!Я все времена спотыкалась о них, набивая синяки. Мое терпение лопнуло, когда я вскрыла, что он прибрал с балкона горшки с цветами, чтобы поставить там очередную железку. В итоге спустя четыре месяца мы расстались».

Нелегко поверить, как аккуратно территориальный вопрос проявляет наши надобности и что взаимоотношения двоих могут зависеть от того, что возьмет верх — потребность доминировать над другим или интересы пары.

«Несколько лет назад мы с дружком взяли квартиру, — рассказывает 38-летняя Лариса. — Я вложила большую часть денег, и мне казалось, что из-за этого Сергей не чувствует дом «своим». Поэтому, обустраиваясь, я предложила развесить по стенам фото, какие он ладил былым летом, и весь интерьер подбирала в соответствии с ними. Он это оценил, и никакого усилия у нас не возникло». Вероятно, Ларисе не очень нравились сами фотоработы, однако она сделала шаг к тому, чтобы ее избраннику было комфортно в их всеобщем доме.

«Он переехал ко мне итого месяц назад, а наши взаимоотношения уже придерживаются на беспорочном слове, — ноет 25-летняя Виктория. — Всякий вечер, когда я прихожу с работы, я первым делом хватаюсь за веник!Благоверный — созидательный человек, работает дома и сеет вкруг себя хаос: костюм, журналы, его корреспонденция — все не на своих местах. Мне нелегко существовать в бардаке, поэтому остается всего злиться и убирать!»

«Разбрасывать вещи на виду — это важнецкий способ напомнить о своем наличии, заставить принимать себя во внимание, — объясняет транзактный аналитик Марина Бороденко. — Человек, готовый к беспорядку, нередко испытывает безотчетный страх быть покинутым, ему будто, что ему на самом деле нет здесь места. И он заполняет собой общую территорию».

Любая попытка надавить, исправить будто силом, непроизвольно вызывает протест и агрессию

Не менее символично и лицеприятное касательство к порядку: оно говорит о вожделении властвовать над другим, не признавать, что что-либо может выйти из-под твоего контроля.

«Когда в доме показывает посторонний и вдруг очень ближний человек, величаво знать, что в первые недели совместной «притирки» кое-каким бывает необходимо сохранять какие-то свои «домашние» моды, — продолжает Марина Бороденко. — Если партнер не застилает кровать, оставляет повсюду свои бумаги, слушает громкую музыку или не моет сразу после еды посуду, он ощущает себя в безопасности, ощущая, что его готовы принять со всеми особенностями и пристрастиями».

Любая попытка надавить, исправить, заставить отказаться от того, что привычно и боготворимо(«Это ты у себя дома мог( ла)настолько себя вести, а здесь мой дом, и будь добр( а)…!»), будто силом, непроизвольно вызывает протест и агрессию.

Для чего мы вкупе? 

Жить одному в найденном резоне покойнее — в привычном уюте,(бес)распорядке или чистоте. «Вкупе мы начинаем жить, потому что алкаем быть задушевнее, — напоминает психолог Люси Микаэлян. — Стадия «притирки» дружок к другу верен, и если вы ощущаете раздражение, старайтесь не повышать голос, не используйте оценочную лексику, проявляйте деликатность. Влюбленные влекутся дружок дружка беречь, понимать, что стоит за поступком, взором, словом иного. Все это настолько же величаво, когда мы обретаем всеобщий дом. Величаво вожделение понять и принять иного человека — даже если он неряха, а вы чистюля — ведь резон не в распорядке штук, а в том, что вы вместе».

Когда у всякого собственный «порядок» 

Нередко причиной конфликтов служат вещи, связанные с былым партнеров. «Вручай скинем этот кошмарный коврик твоей бабушки» или «У меня аллергия на пыль, а ты приволок полтонны старых журналов» — временами партнеры цепляются к штукам, какие бережно хранит их избранник. И он обижается.

«Ветхий комод» — это образ семейной истории, он напоминает о родительской семье, о жизни и отношениях, какие были прежде, — объясняет Люси Микаэлян. — И когда партнер предлагает: «Брось комод», возникает ощущение, что он обесценивает жизнь, которую ты вел до вашей встречи».

Однако почему кое-какие бывают настолько нетерпимы к штукам дружок дружка?«Ощущение дискомфорта, раздражение и запреты могут вызывать ревность к прошлому партнера, к тем, кто был значим для него прежде, — поясняет семейный психотерапевт Александр Черников. — Отвергая его родословную, мы отстаиваем свое внутреннее пространство, и тем напористее, чем больше дрожим стать уязвимыми».

Вопрос(не)принятия штук иного говорит о том, стала или не стала генеалогическая моего возлюбленного частью моей.

От родителей мы наследуем не всего комод или ковер, однако и зрелища о том, будто надлежит распределяться пространство между членами семьи

Переход от состояния «у себя дома» к состоянию «у нас» проходит воздушнее, если былое мужчины и женщины не кидается в бельма. Вещи могут быть в всеобщем пространстве и не подавлять его, если они утратили значительную долю своей индивидуальной принадлежности. Идеальным решением будет таковое, когда под одной кровлей у всякого есть свое пункт, где он может хранить то, что принадлежит всего ему.

От родителей мы наследуем не всего комод или ковер, однако и зрелища о том, будто надлежит распределяться пространство между членами семьи, привычку к своему личному месту в всеобщей квартире или, наоборот, вожделение жить в тесноте, ага не в обиде.

«Супруги, будто правило, воспитаны в семьях с неодинаковыми правилами, неодинаковым взаимоотношением к устройству жизни сам-друг, — продолжает Александр Черников. — И получается, например, что баба влечется обособиться в раздельной горнице, а когда благоверный негодует в ответ, она думает, что тот не уважает ее независимость. А девало в том, что в доме жены у всякого была своя горница(для нее это натурально), а в семье родителей благоверного уединенность воспринималась будто непозволительная роскошь».

Очевидно, что непонимание в этой чете связано не с неприятием партнеров и не с тем, что они поторопились с решением жить вкупе, а с неодинаковыми семейными традициями, выразившимися в очень неодинаковом взаимоотношении к их общему дому.

Попросту жить вкупе?Нет, жениться! 

Что заставляет нас ныне вступать в альянс по всем правилам, когда, казалось бы, можно жить вкупе и без этого?

Коллективное признание. Уже на стадии партикулярного союза чета получает признание близких. А в официальном альянсе она ищет признания общества, хочет на глазах у всех связать себя словом любить дружок дружка «в горесть и в радости». Ритуал бракосочетания — покойный случай взять в свидетели этого намерения машистый мир людей. Дробно потребность узаконить взаимоотношения, завести статус супругов возникает вкупе с намерением завести ребятенков.

Способ укрепить альянс. Молодые люд великолепно осознают, что ныне чета очень чувствительна, поэтому альянс становится способом подтвердить серьезность намерений. Одни считают, что заточение союза необходимо для укрепления взаимоотношений. Иные полагают, что официальный статус позволяет бабе чувствовать себя увереннее. Вырастающее число разводов, похоже, не мешает нынешним четам мечтать о бессмертной любви. Более того, собственно угроза развода, животрепещущая будто ввек, вызывает вожделение обезопасить взаимоотношения, вступив в официальный альянс.

Обряд «перехода». Многие ищут в свадьбе не всего красоту и трогательность, цветы и гостинцы, белую фату и романтическую музыку, однако и возможность ощутить переход в новоиспеченное состояние, взялось новоиспеченного житейского этапа. Наряду с торжественной церемонией в церкви или в ЗАГСе популярностью употребляют мальчишники и девичники, во времена которых нерече и нарече в завершающий один блаженствуют преимуществами неженатый жизни. Значимость перехода в новоиспеченное состояние важнее итого подчеркивает ритуал венчания в церкви, настолько будто во времена этого обряда молодожены берут «небо и землю» в свидетели своего символического разрыва с родительскими фамилиями.

Вероятно, альянс употребляет ныне таковским успехом собственно потому, что перестал быть неизбежным: мы осознаем, что в поганейшем случае век сможем проститься. Однако ныне мы алкаем быть вкупе, чувствовать себя защищенными и при этом оставаться безвозбранными. Регистрация союза накладывает лишь символическое обязательство — другими словами, эта ритуал по большому счету ни к чему нас не обязывает.

Найти равновесие 

Изменить ситуацию можно, если перестать скрывать от партнера свои трепеты и вкупе искать способ существования сам-друг. «Когда двое начинают жить вкупе, соотношение сил между их ценностными установками вынуждает к переговорам, — комментирует Александр Черников. — И это важнецки, поскольку чета, коей есть что обсуждать, — это жизнеспособная пара».

Диалог нередко не получается из-за того, что некто из двоих не обвык принимать во внимание иного человека, его вожделения и надобности. «Если разговор заходит в тупик, здорово адресоваться к посреднику(например, к психологу), какой поддержал бы понять, что в реальности кроется за поведением партнера: доминирование, привлечение внимания, привязанность к прошлому или что-то еще, — советует Марина Бороденко. — Всего не стоит обращаться к кому-то из дружков или родичей, какие скорее итого займут позицию одной из сторон».

«Дом не создается один и навек, — добавляет Люси Микаэлян. — Взаимоотношения в чете развиваются, меняемся мы сами, меняется и наше всеобщее пространство, и все это — результат деятельности не одного человека, а обоих».

«Я грезила о прекрасной жизни, вместо того чтобы понять человека, с каким жительствовала возле, — вспоминает о своем первом альянсе 34-летняя Нина. — Несмотря на чрезмерное пристрастие второго благоверного к рок-музыке, в коей я капля разбираюсь, я стараюсь, чтобы век было пункт, куда он мог бы поставить новоиспеченные диски и воздушно их найти. Я люблю благоверного таковским, каков он есть, в том числе за то, что он абсолютно не похож на меня».

«У нас» — не век означает безмятежность и абсолютную гармонию, это пункт для жизни, ссор и примирений, пункт для сближения. Принимая иного таковским, какой он есть, таща ответственность за него, себя и наше совместное предбудущее, мы создаем пространство, какое строится не на недвижном фундаменте, однако на взаимных уступках, диалоге, эволюции взаимоотношений — одним словом, на реальной жизни.

Внутреннее и внешнее пространство 

Мужчины и женщины по-разному воспринимают и обживают домашнее пространство. Психотерапевт Катерина Хмельницкая объясняет, будто собственно и почему.

Psychologies: Мы глядим к своему дому настолько же, будто родители, или ныне что-то изменилось?

Катерина Хмельницкая: Будто правило, настолько же, довольно понаблюдать за нынешними четами, чтобы понять: женщины, даже если они каждодневно ходят на работу, по-прежнему отвечают за обустройство и украшение внутреннего, домашнего пространства, а мужчины — за связь с наружным миром и добычу оружий на обустройство мира домашнего.

При этом немало современных дядек любят готовить, моделируют сами собственный дом…

Ага, однако при том они не век знают, где, к примеру, будут кастрюли. Есть мужчины, какие скорее беспокоятся не об уюте, их увлекает не то, как покойно и комфортно будет дома, а то, что скажут об их жилье.

Что для баб и дядек основное в их взаимоотношении к пространству?

Для женщины дом — продолжение ее психофизического тела, вторая кожа. Вероятно, поэтому она пронзительнее воспринимает то, что ее избранник привносит в их совместное берлога. Женщины фиксируются на частностях и мелочах. Дяде величавее ощущение верного тыла.

Об этом

  • Вирджиния Сатир «Будто строить себя и свою семью», Педагогика-Пресс, 1992.
  • Джон Грэй «Мужчины, женщины и отношения»
Похожие статьи
Комментарии - Всего 0
Loading...
Оставить комментарий


Книги
х