Павел Корчагин: герой с черно-белым взглядом на мир

Павел Корчагин: герой с черно-белым взглядом на мир
Павел Корчагин: герой с черно-белым взглядом на мир

Еще недавно «стальной юноша» был образцом для юных читателей. Невежественный, выдворенный за шалости из школы сын стряпки сближается с балтийским большевиком Жухраем, какой и дает юноше смысловую платформу. Идеология нещадной борьбы с буржуазией ложится на протестную подростковую психику, навек закрывая тему розыска себя и взросления. Молодая республика использует героя, спрашивая самоотдачи и предлагая взамен всего чудовищную бедность, и он выбирает единый способ поддерживать самоуважение — отдавать итого себя святой идее без остатка, «чтобы не было мучительно больно…».

Любой мазохист, несмотря на приносимую жертву, получает блаженство если не от страданий, то от морального превосходства над теми, кто не может стольким жертвовать и настолько страдать. Неодобрение звучит из уст героя в адрес пролетария узкоколейки, не желающего гробить здоровье в нечеловеческих условиях, собственной барышни и прочего «несознательного элемента».

То, что нам выдавалось за проявление чуть ли не святости, — по сути диссоциативный хаки механизм

Некто может позавидовать подобный убежденности и бессмертной формуле, в коей звучит решение посвятить жизнь войне за счастье итого человечества. Однако стальной характер, транслируемый молодым поколениям будто образец мужской стойкости, с точки зрения психологии не знак личностной целостности, будто это виделось строителям коммунизма, а проявление ригидности, жесткости, незрелости и черно-белого взора на мир.

То, что нам выдавалось за проявление чуть ли не святости — способность выносить все тяготы служения, — по сути диссоциативный хаки механизм, позволяющий отщепить все человечье: способность дрожать, переживать, чувствовать мороз, голодание, боль. В этом нет ничего геройского, это один-одинехонек из способов психики адаптироваться к невозможным обстоятельствам бытия.

Павел Корчагин ныне

Жизнь молодых сейчас благополучнее и воздушнее, менее полярна и взыскательна к проявлению героизма, чем тогда, когда Николай Островский катал «Будто закалялась сталь». У них есть обстановка для размышлений, постепенного личностного созревания, выбора персональных резонов и коллективной позиции. Поэтому для молодежи Корчагин уже не образец для подражания.

Однако для старшего поколения он, полагаю, по-прежнему герой. В них беспробудно ввалилась геройская способность выстаивать в лишениях и бедах, манера терпеть, страдать, отщеплять боль и свои человечьи нужды. Причем дробно страдания эти воздушно устранимы, ничью жизнь они уже не спасают, никакой возвышенной мишени не служат, однако они привычны и неосознанно повторяются.

Любой незыблемо заверенный человек, заменивший размышления, сомнения и розыски резона на формулы и простые ответы, готовый бескомпромиссно биться с теми, у кого обратные взгляды, несет в себе черты Павла Корчагина. Остается всего гадать, что он вновь не станет символом новоиспеченного времени.

Похожие статьи
Комментарии - Всего 0
Loading...
Оставить комментарий


Книги
х