Агиодрама: пример на трансцендентные роли

Агиодрама: пример на трансцендентные роли

Виньетки как жанр психодраматической работы подкупают своей лаконичностью: психодрама, состоящая из одной сцены, должна содержать в себе самое существенное из опыта протагониста.

Патерики, представляющие собой краткий рассказ из жизни монахов, и, в отличие от житий святых, описывающие четко ограниченную во времени ситуацию, просто-таки требуют виньетку в качестве формы для своего психодраматического воплощения.

Как мы уже говорили, трансцендентные роли обращены «за пределы себя», обращены к непознаваемому или отсутствующему в опыте, имманентно присущи человеку и, по словам Г. Лёйтц, «приводят к общему взгляду на мир, являющемуся предпосылкой всякой этики».

Важно отметить, что речь идет не об этике как таковой, а о мировоззрении как основе самостоятельно вырабатываемых или осознанно принимаемых этических правил: «раз мир устроен так-то, вести в нем нужно так-то».

Трансцендентные роли определяют смысл действий человека на протяжении длительного времени (не человек владеет ролью, а роль «захватывает» человека).

Трансцендентные роли - это ролевые системы, они включают в себя роли низшего порядка. Поскольку речь идет об иерархии, для достижения терапевтического эффекта необходимо простроить всю систему ролей, включая (по необходимости) социальные, психологические и психосоматические роли.

Агиодрама: пример на трансцендентные роли

Клевета

Различение психологических, социальных и трансцендентных ролей, а так же интегративная функция трансцендентной роли видны в следующем примере: психодраматическая виньетка по главе 108 «Девственная жизнь пресвитера и жены его» из патерика «Луг Духовный».

Несмотря на название, главным героем виньетки стал епископ, перед которым оклеветали священника.

Епископ заключил священника под стражу, но Ангел сначала освободил его, чтобы он отслужил воскресную литургию, а затем препроводил обратно в темницу.

В ходе учиненного расследования епископ понял, что имело место Божественное вмешательство и, «получив от жизни священника нази­дание, отпустил его с миром и сильно порицал клеветников».

Назидание, полученное епископом, и стало предметом агиодраматической работы.

Как шла психодраматическая работа

Сначала мы поставили сцену расследования, но протагонист в роли епископа не понимал, что произошло: он считал, что его слуги выгораживают священника (тот описал Ангела как «прекрасного юношу в светлой одежде, из епископского дома», но не смог опознать его ни в одном из слуг).

Протагонист пребывал в растерянности: с одной стороны ему было жалко священника, с другой стороны, он, как епископ, должен был наказать его.

Тогда мы перешли к интрапсихической драме и тремя стульями обозначили внутренние роли епископа: «Человек», собственно «Епископ» и «Монах». Теперь роль Человека в исполнении протагониста соответствовала психологическим ролям, Епископа – социальным, и Монаха – трансцендентным.

Сочувствие к «провинившемуся» священнику относилось к психологической роли Человека. Из этой роли протагонист говорил, что «ведь и я когда-то был мирянином, я понимаю, что человек слаб и может согрешить, мне жалко его».

Человеку возражал непримиримый Епископ: «Проступок должен быть наказан, иначе пастве будет нанесен духовный вред. Я здесь затем и поставлен епископом, чтобы следить за чистотой пресвитеров».

Примечательно, что, описывая себя, епископ рассказал, что никогда не хотел быть епископом, а всегда хотел посвятить свою жизнь монашеству. (Небольшой комментарий: сюжет о том, как монахи всячески избегали бремени епископской и настоятельской власти, как их иногда обманом принуждали занять кафедру, и как они сбегали с нее (например, в том же «Луге Духовном», глава 37(4) – этот сюжет довольно распространен в житийной литературе. Ярким примером более позднего отказа монаха принять монастырь является преп. Серафим Саровский. Наш протагонист, однако, ни о чем подобном не знал.)

Разрешить конфликт Человека и Епископа позволила интуиция Монаха.

После того, как мы отделили роли друг от друга, незамутненная жалостью и долгом интуиция позволила епископу ощутить в ситуации Присутствие Бога и осознать Божий Промысел о священнике.

Отмечу, что интерпсихическая роль Ангела, посланника Божия, здесь полностью соответствует интрапсихической роли Монаха. Услышать Ангела может только Монах при условии, что остальные роли не мешают этому. 

[img]"[/img]

Интегративная функция трансцендентной роли состояла в том, что все три роли теперь не конфликтовали, а были сонаправлены: Человек получил основание для своего сочувствия, Епископ вынес справедливое решение, Монах услышал Волю Божью.

Житийный епископ обрел целомудрие (в буквальном значении этого слова: его мудрость перестала существовать в виде фрагментарных знаний и обрела целостность). Протагонист от епископа получил в назидание опыт внимательного отношения к своей интуиции.

Отмечу, что трансцендентная роль Монаха в этом примере соответствует всем приведенным выше характеристикам.

Автор текста - психолог, психодрама-терапевт Леонид Огороднов https://www.facebook.com/hagiodrama/

 


Источник
Похожие статьи
Комментарии - Всего 0
Loading...
Оставить комментарий


Книги
х