"Надо было раньше снять розовые очки и открыть пошире глаза» Вечная драма

"Надо было раньше снять розовые очки и открыть пошире глаза» Вечная драма
"Надо было раньше снять розовые очки и открыть пошире глаза» Вечная драма

Ветки раскидистой рябины стучали в закрытое окно. 

При каждом стуке казалось, что оконное стекло вот-вот лопнет под натиском веток и разлетится на мелкие осколки, которые вопьются в её и так больное тело. Очень хотелось спать. Жизнь завидным постоянством подкидывала какие-то казусы, от которых хотелось биться головой о стенку или бежать сломя голову в неизвестность, но только подальше от своей судьбы.

За окном снова весна, неизвестно какая по счёту, а у неё дома непроходящий холод. Конечно, не всегда было так. Она и предложить не могла, что к сорока пяти годам так состарится. Старость подошла как-то незаметно, не спрося разрешения, - как не прошеный гость.

Первым признаком было то, что не хотелось наводить макияж. Но это было воспринято без всякого сожаления. Потом не захотелось одеваться по моде, но и на это не было обращено внимания. Третий по счёту – когда не захотелось куда-нибудь сходить… А надо было. Что теперь лить, крокодиловы слёзы? Кто виноват?

Совсем просто, как это всегда бывает, совсем случайно, в парке она их и увидела. В первый момент она подумала, что ошиблась: ведь её благоверный вот уже как четыре дня был в командировке в Иркутске, а она должна была уехать в Пермь, но в последний момент всё переиграли, и её отъезд отложили на два дня.

Сначала она хотела его окликнуть, но что-то удержало её от этого, и она просто шла за ними, совсем бездумно. Ею овладело ощущение, что она сидит в кинотеатре и смотрит фильм, где есть и её роль. Он, не подозревая, что он его видит, вёл себя настолько естественно, что со стороны можно было подумать, что это фрагмент из счастливой семейной жизни. 

Вот они уселись на скамейку, спутницу, что у неё защемило сердце, прежде никогда не дававшее о себе знать. Вот он наклонился и поцеловал свою подругу, она заливисто смеялась. Голос грудной с каким-то надрывом. Но что это? Она где-то его слышала, но где? Не может вспомнить. Ах, к чему вспоминать, зачем? Это ничего не изменит. Он не окажется в одночасье в Иркутске, и это не будет кошмарным сном. 

И, наверное, правду говорят, что всё, что ни происходит с людьми, всё к лучшему…

Значит, надо было снять розовые очки открыть пошире глаза. 

Не выдержав напряжения, она решила обойти место встречи и выйти на дорожку, которая вела прямо к их скамье. Она уже была готова осуществить свой план, как случайно встретилась с другом детства, шагающим прямо ей навстречу. Боже, они не виделись четверть века! Ничего не придумав лучшего, она без слов подхватила его под руки, изумлённого этой встречей, повела намеченным путём.

- Чёрт! Недоступен! Не может быть! Я не мог ошибиться! – продолжая ходить по кругу, он разговаривал сам с собой.

В этот момент на аллее появилась его спутница. Сейчас она её узнала и обомлела. Это была её родная племянница. Вот это номер! Ей показалось, что земля вот-вот уйдёт из-под ног. Всё можно было предположить, но только не это.

Постояв несколько минут, она еле передвигая ноги, поплелась домой. Жизнь и окружающий мир враз потеряли всю прелесть и яркость, всё побелело вокруг.

Они вовремя вернулись из «командировок» и встретились на своей лестничной площадке.

- Привет! – промямлил он.

- Привет! – пролепетала она.

Открыв дверь своей квартиры, вошли в прихожую.

- Как командировка? – спросил он.

- Нормально, - вяло ответила она. О его командировке она не стала спрашивать.

- Может, кофе попить? – вымолвил муж.

- Не хочется, я в аэропорту пила.

- Одна? – вырвалось у него.

- Нет! Там куча пассажиров была!

Ответив, она ушла в ванную. Смыв немного свой стресс, пошла в спальню.

 - Ты меня не жди! Я в зале лягу, - услышала она голос мужа.

Ничего ему не ответив, включила ночник и тупо уставилась на стену. Она почему-то знала, что так и должно быть в настоящий момент. Не удивилась. Времени у неё было предостаточно, чтобы всё обдумать. 

Утро было серым и прохладным. Поёжившись, она зашла на кухню. Он уже сидел за столом и пил кофе. Она подошла к окну. Ветки старой рябины тихо постукивали в окно, как будто отбивали время. Не поворачиваясь к нему, она тихо и отчётливо произнесла:

- Я подаю на развод! 

Не обернулась она и на звук разбившейся чашки. Реакцию на свои слова она слышала, а видеть не хотела.

- Мне не показалось? – спросил он дрожащим голосом. 

- Нет! И не послышалось! 

При этих словах она повернулась и, демонстративно не глядя на него, прошла в спальню.

На работе ей не работалось, она не могла сосредоточиться и с обеда отпросилась домой. Ноги сами повели её в парк. Сама не знала, зачем туда идёт, но шла машинально передвигая ставшие деревянными ноги.

День разыгрался и был солнечным и тёплым. Весело чирикали птахи, на деревьях набухали почки, встречные прохожие чему-то радовались, улыбались.

Пройдя до знакомой скамейки, она хотела присесть, но место было занято. Приглядевшись, увидела, что на скамье сидит её муж. Она замедлила шаг и невольно подумала, что он искренне раскаивается и пришёл собраться с мыслями, чтобы определиться, с кем он хочет остаться… Наивная – через несколько секунд возле мужа появилась племянница, и всё стало на свои места. Поцеловавшись, они направились к выходу из парка и так спешили, что чуть было, не сбили её с ног.

Придя домой, она прилегла на диван, сильно разболелась голова. В квартире было тихо и как-то не уютно. Казалось, что вокруг пахнет происходящим разладом. Нет любви, и уже ничто не звенит и не поёт… Душа, свернулась в клубок, уходит куда-то далеко, погружаясь в спячку… 

Ветки рябины продолжали царапать окно, как бы просясь, чтобы им открыли. На улице весна звенела своими капельными мелодиями, а здесь, внутри маленькой квартирки, воцарилась гробовая тишина. 

Сколько времени она была в «коме», не знает. Вдруг услышала звук открывающейся двери, потом – снова тишина… Ей не могла показаться, послышаться. Чётко был слышен звук отворяемой двери! Кто-то тихо крадучись, ходил по квартире.

Сначала она хотела окликнуть мужа по имени, но что-то удерживало её от этого. Она замёрзла за дверью. Шаги приближались. Сердце колотилось в груди и было готово выскочить из грудной клетки. Казалось, что звук был слышен по всей комнате, что её вот-вот обнаружат.

Кто-то потоптавшись около двери, отошёл прочь. У неё на лбу выступила испарина. Затем входную дверь тихо закрыли и, щёлкнул замок и снова наступила тишина. 

Она не сразу вышла из оцепенения. Подождав ещё немного, приоткрыла дверь спальни. В квартире никого не было, не было и вещей мужа. Как-то всё по-воровски получилось. А может быть он и был вором, только она этого не замечала? А сейчас пришло время снять розовые очки и увидеть вокруг себя серый безнадёжный мир. Странно, раньше она видела его совершенно другим…

Она подумала, как часто женщины идеализируют любимого мужчину. Покупают себе подарки от его имени, приглашают в ресторан, театр и взахлёб рассказывают подругам, как было прекрасно и незабываемо. А увидев с другой, придумывают разные небылицы в его оправдание… Раньше в прошлой жизни, она любила весну, теперь – не будет любить. Именно весной закончилась любовь, надежды и мечты. 

За окном всё так же на разные голоса пели птицы, прогуливались пары, целовались влюблённые на скамейках, и в воздухе звучал весенний блюз. Отчего-то пожав плечами, она поплелась на кухню. Увидев в окне своё отражение, перечёркнутое рябиновой веткой, подумала: странно… На неё смотрели два человека. Ни в одном из них она не узнала себя. Не стало её прежней: весёлой, счастливой, любимой и любящей. Её просто уже не было в мире грёз

Источник
Похожие статьи
Комментарии - Всего 0
Loading...
Оставить комментарий


Книги
х